Часть 7. Путаница

Добирались с большими препятствиями, ехали очень долго, что туда, что обратно. Разузнать удалось всё необходимое. Точное местонахождение Bика, где он укрывался в последнее время со своим наворованным добром. Какие бабка применяла методы, вспомнить страшно. Особенно жалко было курицу, да и не съесть её после ритуала. Ладно, здесь без подробностей, главное, что дело сделано, деньги уплачены, мир с родственницей тоже восстановлен. Не терпится узнать, что там дома, все ли целы. Связи, разумеется, в этой деревушке не было. Да и пользоваться телефоном как-то было бы боязно, даже если бы работал.

Тем же путём, что и раньше, сходили в наш импровизированный склад-магазин. В дороге устали и оголодали. Для нас было удивлением, что дома нас уже ждал обед, более того, и полный порядок. Я осмотрела руку Матвея, поймала себя на мысли, что соскучилась по нему. В деревне об этом думать было некогда, а здесь снова это странное чувство. Я вновь в замешательстве.

- Как ты здесь управлялся?

- Прекрасно, мне нужно было занимать чем-то время, а оно долго тянулось…

Он снова посмотрел в мои глаза, как всегда, словно насквозь пронзая меня, вынимая все мои тайны и чувства наружу. В этот момент я вдруг вспомнила, что скоро мы останемся в квартире вдвоём на какое-то время. Андрею с другом нужно будет ехать на «разборки», как мы назвали нашу хитрую месть предателю Bику. А позже я с ужасом отметила про себя, что на самом деле я ожидаю от этих дней. Меня охватила ещё бОльшая паника. И на этот раз внешние обстоятельства были не в мою пользу.

Я смотрела на Андрея так, словно сделала что-то непоправимое. Я чувствовала свою вину за то, что не делала и не собиралась делать. Но я подумала об этом, а значит, уже изменила. Что-то происходит со мной, когда я вижу Матвея. Что-то подбрасывает меня в небо и возвращает на землю в одну секунду. Но вокруг суровая реальность, которая диктует свои правила. Тем более, если что-то случится, назад уже дороги не будет. Я не смогу жить по-старому, как ни в чём не бывало. Потому что это не холодная вода из ведра, которой окатился и пошёл дальше, нет. Это будет означать Навсегда. А это страшное слово, и это какая-то новая жизнь, которой я боюсь и которой я не хочу. Это очередное потрясение, для которого у меня нет иммунитета и сил.

Несколько дней я пробегала его комнату бегом, как подросток. Не встречалась глазами, уходила в блоки, в работу на весь день. В день мы направляли по блокам больше десятка человек, это мне очень помогало. Такие привычные размеренные будни. В итоге я пришла в норму и даже перестала чего-то бояться.

И вот пятница. Я почему-то плачу и умоляю Андрея бросить затею с Bиком. Просто не ездить. Конечно, во мне говорит в первую очередь женщина, жена. Я боюсь за него, не знаю, кто ждёт его там, за океаном, сколько там подонков, способных причинить ему вред. Но я немыслимо хочу отомстить этому предателю, продавшему все наши идеи, ворующему по сей день, и самое главное – тому, кто хоть как-то причастен к этим микрочипам и зомбированию людей. В конце-концов, достаточно того, что творится на улице! Но переубеждать его бесполезно, как и меня. Дверь закрывается, и я падаю навзничь в нашей спальне, еле сдерживая рыдания.

Спасибо всем, что не беспокоили меня этим вечером. Мне нужно было свыкнуться с мыслью, что в ближайшие две недели я буду жить в тревоге за мужа и тяжело переносить это одиночество.

- К тебе можно?

Я слышу стук в дверь, голос Матвея, но я настолько устала, что решаю промолчать. Но тут же случайно задеваю одеялом подсвечник на тумбочке, и он с грохотом летит на пол. Притвориться спящей не вышло.

- У тебя всё хорошо?

- Да, разбила тут кое-что…

- Не порежься, и выходи уже из засады. Я сделал чай.

«Из засады?» — прозвучало довольно обидно и как-то нелепо. Но надо заметить, чай с мятой мне сейчас не повредит. А он у нас всегда с мятой. Не было года, чтобы я не заготовила на зиму достаточно мяты и мелиссы. Листики из морозилки, как свежие, как только что с ветки, проясняют ум, успокаивают и дают силы.

У нас столько тем для разговоров, но мы молчим. Матвей хлюпает чаем. Он всегда так смешно хлюпает  чаем… И тут я начинаю смеяться, до слёз. У меня в последнее время какие-то крайности, но плакать от смеха определенно приятнее.

Он сжимает мою руку в своей до боли, и я резко замолкаю, глядя на него с изумлением. Раньше я столько раз  представляла себе этот момент, но ничего подобного в моих мыслях не было. Всё было так спокойно и романтично: он обнимает меня, мы дрожим мелкой дрожью, наощупь раздеваем друг друга, покрывая поцелуями. Он кладёт меня на кровать, целует губы, грудь, снова губы и медленно начинает двигаться…

Впрочем, так всегда. В жизни всё происходит не совсем так, как мы мечтаем, но от этого она не становится менее прекрасной и удивительной. Я пытаюсь вырвать свою руку, но это словно капкан, и вместо освобождения, я полностью оказываюсь в объятьях, точнее в крепкой охапке сильных рук. Я бьюсь с ним, стучу кулаками наотмашь, но дерусь с каждой секундой всё более вяло. Кому я сопротивляюсь? Себе? Он так много говорит чего-то шёпотом, я не слышу. Я оглохла от шока и непонимания всей этой картины. Поэтому одной рукой всё ещё пытаюсь отталкивать его, с силой сжимаю его плечо, но при этом уже почти кусаю его губы, жадно бросаясь и впиваясь в них, как дети бросаются на стакан с водой, набегавшись на жаре. Мы ударяемся обо всё, что попадается на пути в его комнату. Мои последние попытки сбежать тотчас проваливаются. Мы, запыхавшиеся и разгорячённые, ещё долго не можем оторваться друг от друга. Кажется, губы уже стёрты напрочь, но даже это так приятно! Мы засыпаем совсем без сил, под утро, когда уже не поднять тяжелые веки. Перед сном нас хватает лишь на короткий диалог.

- Ты понимаешь, что всё это значит?

- Да, я уже говорила себе что назад дороги не будет… Да и меня в каком-то смысле больше нет.

Казалось, ничто не могло разбудить нас как минимум сутки, ничто, кроме неожиданного взлома двери и выстрелов в квартире…

Читать другие статьи:

  • Бригада. Или не всё то Безруков, что Сергей
    Мы едем втроём в старом трясущемся автобусе. Нам тесно и неудобно, подруга Алёна крутит пальцем у виска, а я смотрю с обожанием на него и не понимаю жестов. Он похож на Безрукова и так же умеет гов...
  • Ещё раз об ОРВИ (Жесть)
    Заболели ОРВИ? Берегитесь и никуда не ходите. Да, и лечиться бесполезно.
  • Пафос
    Так уж получилось, что пафос стал неотъемлемой частью моей жизни. И если я не буду делать то же самое (раздувать из себя сверхчеловека, всё преувеличивать, одеваться не как все), то я потеряю любим...
  • Работа меня или я её
    Если на работе обострилось явление «День сурка», надо определённо что-то менять. Идти переучиваться нет необходимости. Жизнь показывает, что сантехник может быть отличным режиссёром, а медик - хоре...
  • Ум не лечится
    Что-то я устала. Не думала, что жизнь – это так тяжело. Всё нужно отвоёвывать: внимание, счастье, любовь, доверие, понимание. Слишком тяжело. И даже если в чём-то повезло, надо это поддерживать, бе...
  • Праздник к нам приходит
    Много снега. Кто-то говорит, что город оказался не готов к такой зиме, кто-то ругает матом погодные условия, а кто-то безучастно наблюдает за происходящим из окна авто, стоя в пробке. Мне до сих по...

Оставить отзыв

* Имя, Email, Коммент или Отзыв

О сайте

Многие из вас привыкли к рубрикам, которые пишут те же авторы, стараясь из месяца в месяц не выходить за рамки темы. К сожалению, именно так появляются штампы, и мы замечаем их в новых номерах. А что если общаться без границ? Делиться своей историей, такой не похожей на все другие…

Читать дальше...